ВАЖНО! Геннадий ГУДКОВ: «Мы можем создать нормальные условия для развития индустрии безопасности»

15.03.2005

Россиян бережет не только милиция. Вместе с государственными правоохранительными органами натиск криминала сдерживают тысячи сотрудников частных охранных предприятий. К сожалению, говорить о полном взаимодействии двух систем безопасности сегодня не приходится: по мнению специалистов, между Министерством внутренних дел и частными охранными структурами продолжается нешуточная конкурентная борьба, в которой государство использует недозволенные методы. О проблемах развития индустрии безопасности в России корреспонденту журнала «ВВП» рассказал депутат Государственной думы РФ, лидер Народной партии России, член Комитета Госдумы по безопасности Геннадий ГУДКОВ.

– Накал эмоций, сопровождавших недавнее обсуждение в Госдуме поправок к Закону об охранно-детективной деятельности, свидетельствует о серьезном столкновении интересов. Что на самом деле вызвало такую острую дискуссию?

– В Государственной думе периодически появляется необходимость уточнения законов, терминологии. Идет развитие законодательства. По сути дела, эти две поправки к действующему Закону об охранно-детективной деятельности представляли собой техническую правку. Уточнялись формулировки. Никакой полемики здесь не предвиделось. Но, видимо, то ли сегодня некоторым депутатам не хватает тем для саморекламы, то ли произошло обострение отношений между депутатами и фракциями… Дискуссия получилась очень острой, с взаимными выпадами. Сами поправки даже не обсуждались. Не было никаких конкретных замечаний к тексту закона. Обсуждалась тема «вообще», сама целесообразность существования частных охранных предприятий.

Следует отметить, что вопросам безопасности, охраны в России уделяется чрезмерное внимание. На самом деле это рутинная работа, во всем мире существует индустрия безопасности. Более 150 лет весь мир развивает эту отрасль, обеспечивая дополнительные барьеры на пути криминала. Институт негосударственной индустрии безопасности получил очень мощный стимул развития в последние пятьдесят лет. Сегодня в мире существуют огромные международные компании, которые по оборотам, по размаху своей деятельности входят в элиту мирового бизнеса. В качестве примера можно привести такую компанию, как «Секуритас», которая насчитывает в своих рядах более 226 000 человек. Годовой оборот этой компании приближается к десяти миллиардам долларов. Номер два в мировом рейтинге компания, в которой мне довелось поработать, Group 4, она располагает персоналом более двухсот тысяч человек, оказывая огромное количество услуг в области безопасности, начиная от работы «Скорой помощи», до обслуживания миграционных тюрем и помощи в чрезвычайных ситуациях.

– Если передача функций охраны в руки частных компаний – это признанная общемировая практика, то на чем основывались сомнения депутатов Госдумы?

– Дело в том, что в нашей стране, как и в любом другом государстве, существует инерция сознания. Когда появляется новое явление, общество перестраивается очень долго. Особенности развития государства в России заключаются в том, что здесь очень долго не было частных охранных компаний, за исключением короткого периода в начале XX века. Во-вторых, это совпало с развитием частной собственности. Естественно, было много перегибов, много пены. У нас до сих пор слово «коммерческий» является ругательным, хотя сегодня 70% российских предприятий – коммерческие. А слово «государственный» у нас пользуется почетом, несмотря на бюрократизацию, неэффективность и чрезвычайно глубоко проникшую коррупцию.

К тому же в России, в результате ошибок во внутренней политике, существует огромный государственный механизм по зарабатыванию денег на рынке услуг безопасности. Само государство сегодня является самым главным коммерческим охранным предприятием. В табели о рангах среди государственных охранных предприятий первым идет Управление вневедомственной охраны МВД России. Численность его составляет более 400 тысяч человек, оборот – 1,5 миллиарда долларов. УВО является частью МВД, его сотрудники пользуются частью льгот, положенных сотрудникам милиции, привилегиями в вооружении, используют в работе соответствующие радиочастоты МВД.

Вторым государственным подразделением, занимающимся коммерцией в области безопасности, является ведомственная охрана. Она насчитывает сегодня около двухсот тысяч человек. И только на 30% она решает государственные задачи, охраняя объекты, оплачиваемые самими ведомствами из государственного и ведомственного бюджетов. А на 70% ведомственная охрана занимается обычной коммерческой деятельностью, конкурируя на рынке охранных услуг.

Конкуренция – вещь полезная. Я всегда выступал за конкуренцию, поскольку она дает шанс сильному и ликвидирует слабые, неспособные к работе на рынке структуры. Но конкуренция в области индустрии безопасности особая. Она основана на так называемом административном факторе. Я десятки раз читал постановления и предписания Министерства внутренних дел, его различных подразделений, отделов, где было четко написано: «Уважаемый владелец магазина! Вы сегодня пользуетесь непрофессиональной охраной такого-то предприятия. Мы настоятельно рекомендуем вам заключить договор с подразделением вневедомственной охраны. В противном случае мы будем вынуждены рассмотреть вопрос о правомочности выделения вам лицензии на такую-то деятельность и возможность работы вашего предприятия в такой-то сфере».

– Похоже на вымогательство.

– Это наглый шантаж, который используется до сих пор. И не только шантаж – это, к сожалению, еще и сговор, потому что существует драконовский перечень в виде постановлений правительства Российской Федерации тех объектов, которые нельзя охранять предприятиям негосударственной индустрии безопасности. Это больницы, если они принадлежат определенным ведомствам, детские сады, дипломатические представительства, объекты культуры. Вокзалы, железнодорожные станции и так далее. Все это считается особо важными объектами, и считается, что без «государева ока» их безопасность обеспечить нельзя. Как это «око» работает у нас – это другой вопрос.

На самом деле весь мир держит малочисленные подразделения полиции, которая хорошо оплачивается из бюджета, отдавая функции охраны в частные руки. Именно так охраняется Лувр, иностранные аэропорты, дипломатические миссии и представительства, тепловые и атомные электростанции, метрополитен. Частная компания охраняет здание бундестага, штаб-квартиры НАТО, ЕС и многие другие объекты. Можно подумать, что в Европе живут дураки, которые не понимают, как важно обеспечить безопасность. А мы, умные, держим для этого армию из двух миллионов милиционеров. По идее, мы должны себя чувствовать в полнейшей безопасности. Тем не менее у нас по дорогам беспрепятственно двигаются автомобили, груженные взрывчаткой, в страну проникают и легализуются боевики и террористы. Мы годами ищем участников преступлений, чуть ли не под ручку ведем шахидок на борт самолетов…

Конечно, такая политика государства ни к чему хорошему не приведет. Надеюсь, что Всемирная торговая организация, в которую мы так стремимся, заставит государственные структуры работать в едином правовом поле, в единых условиях. Я выступаю не за то, чтобы ликвидировать что-то, а за то, чтобы для всех были равные условия. Чтобы конкуренция была честная.

– Недавняя перепалка в Думе стала одним из приемов нечестной конкуренции?

– Есть пословица: «кому война, а кому мать родна». Любое обострение ситуации, любой теракт играют на руку определенным силам внутри МВД, которые стремятся использовать его для усиления своих чисто ведомственных, рыночных позиций. Не стала исключением и трагедия в Беслане. Под предлогом обеспечения усиления нашей безопасности определенная часть руководства МВД сегодня предпринимает беспрецедентную атаку на охранные детективные предприятия. В моем распоряжении оказался документ, подписанный заместителем министра внутренних дел Щадриным, в котором предлагается гипертрофированное развитие МВД и ведомственной охраны. В частности, предполагается, что ведомственная охрана будет создана в 21 ведомстве. Экзотика заключается в том, что в их число входят не только, допустим, Министерство обороны или Министерство атомной промышленности, но и такие ведомства, как Министерство сельского хозяйства, Министерство образования и науки, Министерство социального развития и здравоохранения, Федеральное агентство по ЖКХ, Служба гидрометеорологии. Если сегодня они не воспользуются услугами вневедомственной охраны или не успеют создать свою собственную, то, по всей вероятности, не смогут почувствовать себя защищенными ни от криминала, ни от террористов. А для того, чтобы обеспечить эту охрану, нужно будет увеличить число людей в погонах еще тысяч на 150 – 200. То есть МВД стремится превратить всю страну в «зону», особо охраняемую милиционерами. При этом все мы будем не столько объектами охраны, сколько заложниками этой системы. Самое удивительное то, что предполагается обязать предприятия взять государственную охрану вне зависимости от форм собственности, перезаключив имеющиеся сегодня договоры с «плохо обученными и недееспособными частными охранными предприятиями», в которых сегодня работают 209 тысяч профессионалов из числа бывших сотрудников МВД и ФСБ. Не худших, замечу, сотрудников

– А на каком основании? И какие у государства могут быть рычаги воздействия на заупрямившееся частное предприятие?

– Все это делается, естественно, «по просьбе трудящихся», исключительно для благополучия предприятий и улучшения жизни российских граждан. Благие намерения сыплются с этого документа в огромном количестве. Скажем, как могут обойтись без государственной опеки объекты банковской сферы? Или, допустим, объекты транспорта и связи: они, наверное, сегодня находятся в страшной опасности, потому что ни одного милиционера на 80% предприятий нет, и не было. Тем не менее им такую охрану сегодня навязывают. Идет возврат к государственной монополии на охрану. Это отказ от рыночного пути развития. По сути дела, это идет вразрез с предложениями президента, с политикой России, направленной на вступление нашей страны во Всемирную торговую организацию. Это противоречит принципам, по которым мы вошли в Совет Европы, и принципам любого цивилизованного международного сотрудничества.

За всем этим «торчат уши» государственных предприятий – вневедомственной и ведомственной охраны. Они сегодня в значительной мере влияют на принятие решений руководством МВД. Это приводит не только к борьбе в кулуарах. Образуется противостояние между негосударственной индустрией безопасности и государственной правоохранной системой. Это очень плохо, если мы действительно говорим об объединении усилий, о координации, взаимодействии в деле охраны правопорядка.

Значительная часть сотрудников МВД, его руководителей нацелены на конструктивную работу. Внутри МВД и ФСБ очень много сил, которые заинтересованы в сотрудничестве с частными охранными предприятиями, использовании их потенциала, как профессионального, так и технического, информационного. Они понимают, что это огромное подспорье в борьбе с общим врагом – преступностью. Но материальный интерес, тяга государственных органов к коммерции пока побеждают.

– Значит ли это, что российские правоохранительные органы ждет светлое рыночное будущее?

– Нет. Мы можем создать нормальные экономические условия для развития индустрии безопасности. Это огромный плюс для общества, для экономии бюджетных средств. Или развалим индустрию безопасности, усилив государственные охранные подразделения. Дальнейшее развитие событий предсказать нетрудно. В обозримом будущем Россия вступит в ВТО, и на российский рынок придут иностранные компании-монстры, которые моментально сожрут наш рынок.

Они заставят российское правительство отменить практику коммерческого использования государственных подразделений. Вступая в ВТО, Россия признает приоритет международного права, а в соответствии с этими принципами государство не может участвовать в коммерческой деятельности. Иностранные компании сегодня аккумулировали сотни миллионов долларов, которые могут быть пущены на скупку российского рынка безопасности. Тогда мы потеряем свою национальную индустрию безопасности, как это уже произошло в ряде бывших республик СССР.

Более 90% рынка охранных услуг Эстонии находится в руках иностранных компаний. Этот же процесс развивается на Украине и в Азербайджане. В Казахстане до принятия закона о защите национальной безопасности доминировали иностранные охранные предприятия. В таких странах Восточной Европы, как Венгрия и Польша, тоже доминируют международные гиганты. В Чехии и Словакии установилось полное господство иностранного капитала в индустрии безопасности. В Болгарии половина этого рынка уже принадлежит иностранцам. Сегодня можно констатировать, что Восточная Европа не имеет национальной индустрии безопасности. Мы можем повторить ее путь.

– Какую сумму в этом случае может ставить ущерб для российской экономики?

– Судите сами. Сегодня емкость рынка индустрии безопасности оценивается в три с половиной миллиарда долларов. То, что эта цифра удвоится в течение десяти лет, не вызывает сомнения. К этому времени объем рынка будет составлять около десяти миллиардов долларов. Это означает, что прибыль охранных предприятий, рентабельность которых по определению не может быть ниже 10%, составит миллиард долларов. Останутся ли эти деньги в России, поступят ли они на счета зарубежных банков, будет зависеть только от иностранных акционеров. Для международных компаний не имеет значения география использования прибыли.

– А как на безопасности России отразится тот факт, что большая часть отечественных предприятий окажется под охраной иностранных охранных фирм?

– В первую очередь это скажется на взаимоотношении предприятий негосударственной индустрии и государственными. Сегодня на добровольной основе семь тысяч охранных предприятий России сотрудничают с органами МВД. Помогают транспортом, людьми, проводят совместные мероприятия, операции. Ни один из западных предпринимателей себе этого позволить не может. А значит, взаимодействие по линии борьбы с терроризмом, криминалом будет снижено. Охранные структуры будут только зарабатывать прибыль, не оказывая помощи правоохранительным органам. Сегодня, что греха таить, милиция нередко решает свои важные задачи через частные охранные предприятия: там есть люди, которым можно доверять.

– Противники развития индустрии безопасности приводят данные, свидетельствующие о криминализированности большинства охранных предприятий. Говорят, что частным охранникам нельзя доверять оружие.

– Хочу сказать о той статистике, которая, как правило, замалчивается. Сегодня на 500 тысяч сотрудников, занятых в индустрии безопасности, приходится всего 120 тысяч единиц оружия. Из них 110 тысяч единиц – это маломощные, специально разработанные для охранной деятельности пистолеты ИЖ-71, которые представляют собой ослабленный аналог пистолета Макарова, и гладкоствольные охотничьи ружья – их около 15 тысяч единиц. Для примера: на руках у населения Российской Федерации сегодня находится 5 миллионов 600 тысяч единиц оружия, в том числе и нарезного. Мощные карабины «Сайга», «Тигр», «Кабан». Оружие охранных предприятий – это капля в море. К тому же оно маломощно. Я не знаю случаев, когда оно использовалось для совершения вооруженных грабежей, убийств. Официальная статистика – это факты, которые невозможно опровергнуть. В год у сотрудников всей индустрии безопасности похищается, в результате краж и нападений, 70 – 80 единиц оружия. В это время масштаб хищения со складов МВД, внутренних войск, армейских подразделений составляет десятки тысяч единиц боевого стрелкового оружия с дальностью поражения несколько сотен метров. А поражающая дальность оружия охранников – до 25 – 30 метров. Общее количество оружия, утерянного полумиллионной армией сотрудников индустрии безопасности, составляет десятки единиц в год. В это же время количество «стволов», утраченных теми же сотрудниками МВД, насчитывает многие тысячи единиц.

Что касается совершения охранниками уголовных преступлений – такое, к сожалению, происходит, но носит единичный характер, – примерно сто случаев в год. Бывают и в охранной среде преступники – в семье не без урода. Если мы возьмем любую индустрию, то врачей, учителей, строителей, совершивших преступления, окажется значительно больше. В случае с МВД: берешь любую газету, а там обязательно что-то негативное про сотрудников милиции, причем приводятся шокирующие, леденящие душу истории.

Все охранники проходят точно такую же спецпроверку, как милиционеры или секретоносители, собирается информация и по месту жительства. Люди с криминальным прошлым могут попасть в охранные структуры – но только за взятки. Охранными структурами ежегодно сдается в органы МВД примерно 100 – 120 тысяч задержанных за различные серьезные правонарушения. Более 12 тысяч из них – это лица, совершившие преступления: разбои, убийства, кражи. Под охраной находятся 133 тысячи объектов. Статистика, реальные факты опровергают доводы противников частных охранных предприятий.

– Чем может закончиться это противостояние государственной и негосударственной систем безопасности?

– Я опасаюсь, что, если сейчас центральная власть не примет меры, на волне страха перед террористами МВД сможет пробить свой план. Но он ведет в тупик. Более того, уровень безопасности граждан снизится. На сегодняшний день в России существуют четыре с половиной миллиона человек, носящих погоны и участвующих в обеспечении различных аспектов безопасности. Мы их прокормить не в состоянии. Руководство МВД искусственно присваивает себе дополнительные функции, которые зачастую никто не выполняет. А потом докладывает президенту о том, какую огромную работу они провели. Сколько составили протоколов, «единиц пиротехники», то есть хлопушек, изъяли… Жонглируя цифрами отчетности, добиваются увеличения ведомственных бюджетов. Но эта дорога – порочная. Она приводит к огромным государственным затратам. Получается «ведомство для ведомства», которое ничего не дает для общества, не выполняет своих конституционных обязанностей, работая на себя. В результате число «оборотней в погонах» не сокращается, а растет.

Вместо сокращения и оптимизации структуры, повышения заработной платы, руководство МВД раздувает ведомство по численности, для того чтобы сделать его всемогущим. А значит, россияне получат полукриминальные формирования в погонах. Нельзя держать людей с оружием в руках нищими и голодными. Они всегда найдут, как прокормиться.

Беседовал Павел ВОЛОШИН Журнал ВВП

Вернуться назад

Другие статьи:
15.11.2016 | В России появились казачьи кибердружины
14.04.2016 | Президент предложил передать контроль за деятельностью ЧОП Национальной гвардии
07.02.2014 | Охранников на транспорте вооружат
30.05.2013 | ЧОП ИЛИ НЕ ЧОП
07.12.2011 | Почему мошенник всегда ходит "белыми", а удел безопасности - второй ход "чёрными".